Смотрите, где купить велосипед-лоурайдер? Велосалоны Electra в Москве и СПб.

Информация

Мимолетность фотографииВ студии фотографа действующих лиц защищает определенный социальный код. Позирующий подавляет свою непринужденность и придает своей фигуре и лицу лучшее выражение, как бы приглашая хорошо в него всмотреться. Нет никакой необходимости в беседе, от чего пропадает вся прелесть общения, поэтому фотограф имеет все необходимые санкции, для того чтобы разглядывать и изучать внимательнее позирующего, играющего кого-то еще, играющего какую-то роль.

Фотография на ранних этапах ее развития имела похожую атмосферу, поскольку аппаратура была тогда очень громоздкой, а выдержка большой, поэтому фотографировать случайных людей, ни о чем не подозревавших, было невозможно. Время экспозиции у первых фотоаппаратах было достаточно долгим, чтобы стереть все случайные черты с лица или жеста, которые бы связывали его с данным актуальным моментом. Именно отсюда и идет то завидное чувство вечного и неизбывного, которым веет от старых фотографий. В тех первых фотостудиях появилось то символическое чувство трансцендентной мудрости, когда металлические фотопластинки уничтожали мгновенность движения.
Уже гораздо позже, в результате развития фототехники появилась мгновенная выдержка и тогда фотография приобрела новые возможности, начав ставить перед собой задачи, до этого неведомые истории визуальных искусств. Несмотря на различия направлений и целей фотоискусства, его задачей было всегда отображение устойчивых признаков и отличительных особенностей вещей и действий. Когда художник передает движение на полотне, он рисует постоянство его природы, по крайней мере это справедливо для живописи девятнадцатого века, поскольку позже импрессионисты проявляли интерес в своем творчестве к отображению мгновенных движений и ситуаций. Если повнимательнее рассмотреть их картины, то осознаешь, что современники первых фотографов не стремились остановить движение, но даже не пытались использовать сюжеты сиюминутных, быстро проходящих эпизодов.
Мобильность и мгновенность современной фотокамеры позволяет искусству фотографии бесцеремонно вторгаться в приватный мир, постоянно нарушая в нем равновесие и покой подобно цепной реакции. Фотограф стремится поймать мимолетную стихийность жизни, не оставив в ней даже следов своего присутствия. Репортеры приходят в восторг, когда им удается запечатлеть на аудиозаписи незамаскированное смущение и усталость или в голосе общественного деятеля, а учебники по фотографии непрестанно твердят любителям, чтобы они избегали, вытянувшихся в одну линию, застывших перед фотокамерой поз членов семьи перед какой-нибудь достопримечательностью. Не зря любимыми героями фотографии становятся животные и дети, как прототипы спонтанного и неконтролируемого поведения. Необходимая при фиксации мимолетных событий изобретательность и осторожность бросают на коренную проблему фотографии яркий свет: фотографу неизбежно приходится становиться частью фиксируемой им ситуации. Нужно особое умение удержать фотографа его вне этой ситуации, требуется вмешательство высшей силы, и чем профессиональнее фотограф прячется от внимания зрителя, чем более неожиданно он снимает своего героя, тем более острыми будут казаться социальные проблемы, которые фотограф хочет передать через фотографию. Именно в таком ракурсе плане следует понимать то неотразимое влечение и притягательность, которые видит в фотографии и остальным мультимедиа-ресурсам сегодняшняя молодежь.